Репортаж: Один день на станции скорой помощи

Понедельник. Станция скорой помощи. У входа, где принимает травмпункт, парень с загипсованной ногой. В дверях сталкиваюсь с санитарами, которые везут на каталке женщину. У здания, внутри – люди, которые сопровождают тех, кому сегодня понадобилась помощь. Вся атмосфера уже настраивает на беседу с врачами скорой помощи, ведь от именно от них зачастую зависит жизнь и здоровье людей. И от них ждут всего возможного и невозможного…

Меня встречает заместитель главного врача станции скорой помощи Любовь Николаевна Матаннанова, которая рассказывает, как сегодня организована работа скорой помощи:

– Бригада скорой помощи работает по 12 часов в сутки, день-ночь, сутки отдыхает. В каждой смене до пандемии работало 25 бригад. Но болезнь косит и наших врачей, работающих на передовой, поэтому сегодня некоторые работники находятся на больничных. В итоге в каждой смене работает 19 бригад. Специально для работы по коронавирусной инфекции мы организовали одну инфекционную бригаду. Они живут и работают отдельно от семьи и от всех остальных.

Вызовы от населения, как и прежде, принимаются круглосуточно. Без ответа не остаётся ни один звонок. На экстренные вызовы выезжает скорая, неотложный вызов может быть передан в поликлинику. Сортировкой звонков занимаются диспетчеры, которые имеют медицинское образование. К сортировке также привлечён старший врач смены, контролирующий всю работу диспетчерской службы в вечернее и ночное время.

«Скоропомощные» и «неотложные» Работа скорой помощи регламентируется приказом №388н от 20.06.2013 года, который диктует, какие вызовы считать экстренными, а какие нет.

Согласно документу, экстренные вызовы – это внезапные нарушения сознания, внезапные нарушения дыхания, внезапные нарушения кровообращения, психические расстройства, сопровождающиеся действиями пациента, представляющими непосредственную опасность для него и других лиц, внезапный болевой синдром, травмы любой этиологии, отравления, ранения, порезы, поражения электротоком или молнией, термические и химические ожоги, внезапные кровотечения любой этиологии, роды и угроза прерывания беременности, дежурство при угрозе возникновении чрезвычайной ситуации, оказание скорой медицинской помощи при ликвидации медико-санитарных последствий чрезвыйчайной ситуации.

Итого в этом перечне – 12 показателей, выезд на которые осуществляется в течение 20 минут. К неотложным вызовам относятся внезапные острые заболевания, внезапные обострения хронических заболеваний, требующие срочного медицинского вмешательства, констатация смерти. Неотложная помощь может быть перенаправлена в поликлинику к участковому врачу.

Предназначение – спасать жизни В кабинет, где мы беседуем с Любовью Николаевной, входит главный врач станции скорой помощи Татьяна Антоновна Андросова. Татьяна Антоновна рассказывает, что многие пациенты зачастую не понимают предназначения скорой помощи. Особенно большой шквал звонков начался во время пандемии. Очень часто бывает так, что человек с температурой 37-38 градусов звонит и просит приехать бригаду. Однако при пандемии порядок оказания помощи не поменялся. В первую очередь обслуживаются пациенты, чью жизнь необходимо спасать в эти минуты.

– Мы не занимаемся анализами, не назначаем лечения, не ставим диагноз «ковид», не выписываем больничные, – говорит Татьяна Антоновна. – Мы можем выехать на ОРВИ только в случае, когда она протекает в тяжелой форме. Коронавирусной инфекцией занимается участковая служба, они назначают анализы, потом выписывают лечение, при необходимости организуют госпитализацию больного в стационар. Для этого на скорой есть старший врач смены, который с участковой службой поликлиники работает над тем, чтобы эвакуировать больного. Но это не оказание помощи, а только эвакуация.

11 тысяч вызовов в месяц В месяц у скорой – 11 тысяч вызовов. Так как не все поликлиники возобновили работу в прежнем режиме, все звонят «103». Но нужно помнить: вызов службы через «103» и «112» является экстренным! Звонки, не относящиеся к экстренным и неотложным, «забивают» телефонную линию скорой помощи, куда, может быть, в этот момент не смог дозвониться родственник человека, находящегося без сознания.

Как говорят руководители скорой, может случиться и так, что неотложный вызов перейдёт в разряд экстренного. Например, если звонит человек и сообщает, что у него давление под 200, то это неотложный вызов. Но если во время ожидания бригады у него отнялась левая рука, то вызов переходит в разряд экстренных и к нему для госпитализации выезжает бригада, которая находится ближе всего.

– Часто бывает так, что люди, вызывающие скорую, не могут объяснить, в каком состоянии человек, – рассказывает Татьяна Антоновна. – Тогда диспетчер начинает задавать дополнительные вопросы: просит разбудить больного или позвать его к телефону, чтобы услышать его реакцию, его речь. Некоторые звонящие в таком случае начинают возмущаться: «Зачем вы больного человека беспокоите, зовёте к телефону?» А это нужно для того, чтобы понять, какую бригаду лучше отправить.

В Якутске работают всего две реанимационные бригады, которые должны выезжать только на действительно опасные вызовы. Скажем, если ребёнок упал с высоты, произошло ДТП с пострадавшими или какое-то другое происшествие. Часто бывает, когда люди, не дозвонившись до поликлиники, звонят в скорую и начинают утяжелять симптомы, вплоть до того, что, мол, человек умирает.

– Буквально вчера был такой вызов: приехали, оказали помощь и оставили больного дома, – рассказывает главврач. – А ведь этот вызов мог отработать участковый терапевт. Из-за этого мы начинаем буксовать в своей работе.

Ложные вызовы Кстати, все ложные вызовы наказуемы. За такие звонки выписывается штраф, оплачивается стоимость выезда бригады скорой помощи, сегодня это около шести тысяч рублей.

– Но это палка о двух концах, – говорит Татьяна Андросова. – Бывают случаи, когда человек может не понять, этот случай – «тот» или «не тот». Особенно это касается ситуаций, когда человек лежит на улице: непонятно, пьяный он или ему плохо? Неравнодушный прохожий вызывает медиков, вызов оформляется на него. А это был пьяный, который просто встал и ушёл. В итоге наказывается рублём неравнодушный прохожий, который в следующий раз может пройти мимо лежащего на улице человека. Поэтому мы к применению наказания относимся очень осторожно.

Обязательно наказываются штрафом ложные вызовы от детей при находящихся дома взрослых. Был такой случай: мальчик вызвал скорую, говорит: «У меня сломана рука, дверь открыть не могу, дома один». Подняли на ноги и МЧС, и школу, долго выясняли, где он находится. Приехали все службы, а оказалось, что дома были взрослые, а ребёнок просто баловался. Из-за недосмотра взрослых отработка этого вызова заняла очень много времени, а вдруг в это время кто-то ждал скорую? Бывают и криминальные вызовы, когда звонят пьяные, наркоманы. Их тоже наказывают, но с этим уже разбирается полиция.

В диспетчерской Мы поднимаемся с заместителем главного врача в диспетчесркую. Здесь за телефонами сидят четыре человека: три диспетчера и один педиатр-консультант. Вообще диспетчеров должно быть четверо, но один сейчас на больничном. Педиатр консультирует родителей по вызовам к детям. Но он может дать только консультацию. По телефону назначить лечение педиатр не имеет права.

Работа диспетчеров очень ответственная. Все сотрудники с медицинским образованием, каждый из них имеет опыт выездов. От их работы, от того, как они распределят вызовы – реанимация, неотложка, скорая – зависит вся работа системы.

Работа диспетчеров очень ответственная. Все сотрудники с медицинским образованием, каждый из них имеет опыт выездов. От их работы, от того, как они распределят вызовы – реанимация, неотложка, скорая – зависит вся работа системы.

Подхожу к диспетчеру – это Татьяна Белозерова, которая как раз принимает вызов. – Алло, здравствуйте, скорая. Что у вас случилось?

Татьяна заполняет поля в программе: причина – без сознания, адрес, фамилия, имя, отчество, кто вызывал, телефон. Нажимает – сохранить, и карта уходит к диспетчеру, который отправляет на вызовы. В диспетчерской, откуда передаются бригадам вызовы, находится старший врач, который руководит всем процессом, и диспетчеры, которые отправляют машину. Время от времени раздаётся: «Выезжает реанимация», «Бригада на выезд». В коридоре безостановочно движутся люди в медицинской одежде: одни бригады возвращаются, другие выезжают на вызовы. И так – круглые сутки.

На передовой Подхожу к бригаде, которая в данный момент отдыхает. Один мужчина наливает себе чай, другой заполняет документы. Алексей Яковлев, фельдшер скорой помощи, работает здесь 11 лет. По его словам, каждая смена индивидуальна. К примеру, на прошлой смене заступил в 8 утра и проработал без единой минуты отдыха до самого обеда. На обед отводится всего полчаса. И снова на вызовы.

В смену бригада отрабатывает в среднем 8-10 вызовов.Сегодня, например, отвозили больного в онкологию, ждали, когда его осмотрят, потом отвезли обратно. Поэтому до 11 часов выезд был только один. Спрашиваю, случалось ли что-нибудь опасное на работе.

Он отвечает: да, бывали и пьяные, и наркоманы, и нападали. Но, несмотря на это, работа ему нравится. – Я бы не хотел работать, сидя в четырёх стенах. Тут ездишь на вызовы, видишь реальную жизнь. Правда, иногда реальность бывает не самой приятной и иногда жёсткой.

Самое главное в нашей работе — это то, что мы помогаем людям, облегчаем боль, спасаем жизни. Вот это я и люблю в своей работе.